Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Иисус Христос

(no subject)

— Кое-кто говорит о границах разума. Они изучают чудесный мир алкоголя и наркотиков, но... Это не та граница. Очередной самообман. Мы придумали ложную границу с компьютерами, которые позволяют людям думать, что они сбежали. Граница с платой за доступ.
А космос? Последняя граница?
— «Стар Трек» — это не космос, а телевидение. Тоже мне, граница. И потом, сколько народу побывало в космосе? Нет, настоящая граница здесь, автострада 60. Вот зачем ее построили. Это место для тех, кому хочется жить по-другому.
— А это правда, мистер Коди?
— Если нет, то должно быть.



к/ф Трасса 60/ Interstate 60
человек-вестерн

Луна плоская или шар? Давайте разберемся.

Вчера вечером гуляем с ребенком и женой. Смотрю на спортивные шары на детской площадке, смотрю на луну... :))) И не могу понять.
Вот тень на луне.

тень на шаре... :)))


Collapse )
Саманта Смит

Космос 2020... :))

2016
SpaceX Make History посадка на платформу одинакова
0:43


🔻
2020
"Кацмос X Falcon 9 посадка 05/30/2020"
0:13



Взято у Александр Травень.

На видео еще в одном моменте в очередной раз по двигателю бегает крыса, а коцмонавты успевают переодеться перед стыковкой... Каким образом они сделали в тесном корабле не объясняют. Но походу, все это делается специально, чтобы норот наконец прозрел... Вопрос зачем это цеху? Но факт есть факт. 
Человек из Леоново

Чужой сон...

"Страшно не жить во сне,
страшно проснуться в чужом сне"

Мераб Мамардашвили
 
      Около четырех месяцев назад мне приснился сон о том, что, я оказался в чужом сне. Картинка была столь явной, а сознание ошарашенным, что я искренне начал диалог с человеком, в чей сон я попал. Содержательного разговора не получилось, но чувствовалось, то живое тепло и ощущение полной свободы, какого мне уже давно не хватает. Уже позднее, проснувшись, я корил себя за, то, что не спросил имени человека, в чьем сне, я неожиданно оказался. Однако, именно незнание его имени дало возможность почувствовать себя свободным, тогда как мой визави так и не узнал и того как зовут меня.
     Этот сон мне вспомнился через несколько месяцев.
     Машинальное чтение френдленты натыкается на кадры старой Москвы и призывы сохранить Хитровку или ЦДХ. Но, все эти материальные фетиши – лишь бессмысленные попытки удержаться за отдельные кусочки старого мира, который давно умер. Его нет. Уже давно нету Москвы конца 90-х, когда по центру можно просто гулять, наслаждаясь атмосферой, в которой чувствовался концентрированный XX век, а еще не реконструированные Патриаршие пруды хранили тот чудный дух Булгаковской Москвы, который можно было продлить свернув на Спиридоновку или дойдя до Лесной с трамвайным кругом или удивительным ДК имени Зуева. На этих улицах еще десять лет назад можно было встретить прохожих, которые жили в ближайших домах и могли рассказать первому встречному истории этого района, улицы или дома.
    Этого города больше нет. В какой-то момент, мы оказались в чужом сне. Это как бессмысленная попытка найти уютное кафе, которое еще пару лет назад было в одном из переулков, а теперь на его месте автосалон. Еще 15 лет назад, я знал практически всех жильцов  моего дома. Сегодня же на их месте, то и дело возникают иные лица. Кто-то уезжает, кто -то умирает… «Иных уж нет, а те далече.» На их месте возникают странные типажи, в дорогих пиджаках и машинах за 3-5 млн. рублей, живущие за соседней стенкой. Для них, я неосознанно оказываюсь персонажем их сна. У нас с ними нет ничего общего. Ни интересов, ни истории, ни даже общего города. Их жизнь и моя жизнь – это сны, которые никогда не пересекутся.
    Этого города больше нет. На его месте, я вижу вполне прозаичное обиталище людей, волею судеб, оказавшихся жителями одного города. Попытки фетишизма на архитектуре, в данном случае – это мнимая подмена реальных потребностей. Мой город умер, в лице людей, которых я любил и кем, я восхищался. В хрустящих половицах 27 школы на площади разгуляй, в которой забавно дребезжал пол четвертого этажа, когда по старой Бассманой проезжал троллейбус. В речах нашего старого преподавателя ОБЖ в моей первой школе, который в молодости мог стать первым космонавтом… Но, так в итоге не попал не только в первый отряд космонавтов, но и вовсе не полетел в Космос. В некотором роде, мы оказались такими же неудачниками, которые пытаются спасти прошлый мир для будущих поколений в виде фотографий, видеозаписей и артефактов. Тем самым компенсируя свой комплекс неудовлетворенности. Ведь наши отцы мечтали, чтобы мы жили в коммунизме. А мы, лишь вынуждены собирать и пытаться по крупицам сохранить их наследие. Мы могли быть космонавтами, но нас прописали преподавать в школе.
    Впрочем, с последнем мы тоже не справились. Не справились, потому что не поняли, что главным достоянием были не памятники – Ту 154 на ВДНХ или Китайгородская стена около кремля. Достоянием были мы сами. Мы потеряли его… И теперь заходя в лифт, я часто ощущаю себя, словно персонажем чужого сна. Мои новые соседи, новые учителя в моей бывшей школе – они появились, словно, ниоткуда. С другими ценностями и иным миропониманием. Этот город, так же из родного и любимого, с хрустящими половицами и древними рамами. Мрачными, но столь любимым курилками с интересными разговорами между парами в институте, так, же стал холодным и нелюдимым с пластиковыми окнами, ламинатом, сайдингом. Простым, понятным и скучным как новый пластик.